Вы читаете
Выборы в Белоруссии. Что дальше?

Выборы в Белоруссии. Что дальше?

Никита Олтян
  • Народ жаждет перемен
  • Изменения без насилия возможны?
Выборы в Белоруссии. Что дальше?

Вечером 9 августа, в 20:00 по минскому времени, в Белоруссии завершились президентские выборы, в результате которых, практически с 80% голосов (по данным ЦИК), победил Александр Лукашенко. Большинство населения Белорусии считает данные результаты сфальсифицированными (на участке в посольстве Белоруссии в Москве Лукашенко набрал 6% по данным независимого экзитпола). Теперь страну охватили протесты, связанные с захватом Александром Лукашенко власти, поскольку, по отличным от официальных данным, за Светлану Тихоновскую было отдано подавляющее большинство голосов (тоже около 80%). Столкновения происходят во всех крупных городах Белоруссии.

С целью пошатнуть сплочённость протестующих, помешать им в организации новых очагов столкновений, практически по всей стране было искусственно ухудшено качество интернет соединения. Доступ к многим крупным  белорусским сайтам (в том числе ЦИК и предвыборного штаба Тихоновской) был ограничен. 

Выборы в Белоруссии. Что дальше?
Протестующие. Фото: журнал «Бинокль».

С большим трудом нашей редакция удалось опросить несколько граждан Белоруссии с целью узнать их отношение к состоявшемуся волеизъявлению и к последствиям, которые могут за этим последовать. 

Герои:

Юрий — мужчина средних лет, живет в Санкт-Петербурге 8 лет, эмигрировал по экономическим причинам.

Алеся — девушка, учится в «Гомельской государственном университете имени Ф. Скорины».

Иван — парень, учится В «Минском государственном профессионально-техническом колледже кулинарии».

Никита Олтян: Расскажите, пожалуйста, немного о себе.

Юрий: В Питере я уже почти 8 лет. Уехал потому, что в Беларуси себя самореализовать мне было сложно (Юрий — ведущий инженер проектировщик по сетям связи, автоматизации систем пожарной сигнализации и противопожарной защите). 

В Беларуси вообще молодым парням негде работать, проще всего без образования в милиции до 45 лет шататься, чем вкалывать от рассвета до заката. Большинство силовиков физически ничего не умеют делать, они ни на что не способны, кроме школы и армии у них за плечами ничего нет. 

Алеся: Я учусь по специальности «Электронные системы безопасности». Не могу сказать, чего конкретно хочу, но серьёзно рассматриваю возможность переезда после окончания учёбы (я перешла на третий курс). В Минске развивается IT и с моей специальностью, думаю, получится найти работу. Я понимаю, что мне еще повезло, потому что у многих нет и таких перспектив. Возможно, уеду из Белоруссии, хотя это будет сложнее. Другой язык и культура, страшновато (смеётся).

Иван: Я учусь по специальности «Общественное питание». Не скажу, что это была моя мечта, но вышло как вышло. Думаю, останусь в стране, по моей специальности возможно найти работу, чтобы хватало мне с девушкой. Она тоже будет работать.

Н.О.: Голосовали?

Ю.: Я голосовал в посольстве в Санкт-Петербурге.

А.: Да, в воскресенье утром.

И.: Нет.

Н.О.: Юрий, вы сказали, что голосовали в посольстве. Известно, что там были большие очереди, причина которым — всего одна кабинка для голосования. Долго пришлось ждать? 

Ю.: Я был с ребёнком, поэтому стоял в отдельной очереди. Она двигалась быстрее. Но и так ждал в течении 4,5 часов. И да, всё верно, кабинка была одна.

Выборы в Белоруссии. Что дальше?
Протокол об итогах голосования. Посольство Республики Беларусь в Санкт-Петербурге.

Н.О.: Большое количество людей не успело проголосовать по этой причине. Как думаете, это был приказ сверху — максимально саботировать выборы или банальная неподготовленность и некоторое разгильдяйство?

Ю.: К участку я пришёл в 10 утра, к тому моменту проголосовало совсем мало народа. На улице, конечно, людей было больше, чем фактически проголосовавших.

А.: Я не знаю, зачем они это делали. Возможно, действительно хотели помешать голосующим. Думаю, в посольствах в других странах сложнее подделать результаты.  

И.: Да, возможно, мешали. Эти могут.

Н.О.: Досрочное голосование началось до 9 августа, и ЦИК Белоруссии к официальному началу выборов отчитался о 41,7% проголосовавших. Это невероятно большое количество людей, в которое верится с трудом. При этом следить за легитимностью досрочного голосования в разы сложнее.

Как думаете, таким образом заранее было создано уже какое-то «подспорье» с голосами «за кого надо»? Ведь Тихановская призывала не ходить на досрочное голосование, к чему, хочется верить, многие прислушались.

А.: У меня несколько одногруппников проголосовало заранее. Но это те, кто уехал. Говорят, в небольших городах (Полоцк) это было сделать несложно.

Ю.: Я считаю, власть просто решила подстраховаться. В Беларуси всегда чиновники делали ставку на досрочное голосование, его нельзя контролировать и можно вписать любую цифру.

В нынешний результат никто не верит. Информация из сети доказывает, за кого должны были ставить цифры комиссии, и реальные голоса людей ни на что не влияли. Причем, все это подтверждается видео- и фотосъемками.

Опять же, в Минске на одном из участков закончились бюллетени… Видимо на досрочном комиссия перестаралась с вбросами, и бюллетеней не осталось уже в середине дня. И избиратели, приписанные к тому участку, просто не имели возможности проголосовать. Везде были огромные очереди.

Н.О.: В Белоруссии почти весь процесс голосования отдан на откуп школ и других образовательных учреждений. Учителей частично убеждением, частично финансовым и психологическим давлением заставляют быть в избирательных комиссиях и, порой, именно они ответственны за вбросы и фальсификации.

Как вы лично относитесь к таким учителям?

Ю.: Отношение крайне негативное, особенно когда вижу моих бывших преподавателей. Как пошутила моя знакомая, вместо цветов на 1е сентября им нужно дарить венки. Кто следит за выборами в Беларуси — не удивлен фальсификациям. Люди к этому привыкли, и все механизмы давно знакомы, но безразличие большинства людей мешает всё изменить.

И.: Моя мама в это воскресенье была в избирательной комиссии. Записывала людей и выдавала им бюллетени, кажется так. Надеюсь, она ничего плохого не делала.

А.: Мне очень стыдно. Даже не за их поступки, а за то, что наша страна поставила их в такое положение, что люди просто вынуждены, порой переступая через себя, нарушать закон.

Н.О.: А как думаете, почему они это делают? Неужели настолько силен страх перед последствиями?

Ю.: Почему делают… Они преступники, у которых есть разовая жажда наживы для погашения кредитов, помощи своим детям и внукам. Уровень жизни в Беларуси низкий, поэтому и поступают так. Пока «есть возможность». Они не задумываются, что являются соучастниками преступления (статья 357 УК РБ).

Кстати, поэтому Лукашенко и не отпускает власть. Часть 3 Статьи 357: Действия, предусмотренные частью второй настоящей статьи, повлекшие гибель людей либо сопряженные с убийством — наказываются лишением свободы на срок от десяти до двадцати пяти лет, или пожизненным заключением, или смертной казнью.

Н.О.: А возможность роста уровня жизни после смены правительства учителя не рассматривают? Всё же неглупые люди.

Ю.: Люди за 26 лет не умеют жить по-другому, они даже не подозревают, что можно жить иначе, боятся перемен.

А.: Мне кажется, они об этом даже не думают. Молодые в учителя редко идут (в моей школе всем учителям больше 50 лет), а старые, по-моему, привыкли к непрекращающимся 80-ым в стране. Не думают, что может быть по-другому. Особенно те, что живут не в Минске, и редко бывают в Европе или той же России. 

Н.О.: Понятно, спасибо! Резюмируя, какое будущее ожидает страну?

Ю.: Мирного перехода власти не будет. Сдача власти  — это смерть для Лукашенко в прямом смысле. Лукашенко 26 лет грозился — «Ка бы не было войны…». Так вот вчера он дал людям войну.

А.: Я не вижу ничего хорошего. Были надежды на эти выборы, но… Как всегда. Когда закрылись избирательные участки, у нас в центре народ стал собираться. Но вроде всё не слишком страшно закончилось, хотя были задержания.

На самом деле даже я — мне страшно идти и что-то делать, как-то бороться. И, мне кажется, так многие. И сейчас я борюсь с собой, стоит ли участвовать во всём этом, чтобы в будущем не упрекать себя. Пока не знаю…

И.: Я не знаю. Сейчас будущее очень туманно. Наверное, эти столкновения продолжаться, но слишком много людей боятся ОМОНа и прочих. Людей просто бьют палками, и если правда, что голоса за Лукашенко поддельные — то, получается, всё это совершенно незаконно. Не буду судить.

Несмотря на всё, редакция «PressF» надеется на мирный исход и желает белорусским студентам хорошего начала предстоящего учебного года. 

«Missing». Seafret. «Tell Me It’s Real».

Фото обложки: @martin_camera

Что вы об этом думаете?
Впечатлен
3
Задумался
10
Огорчен
5
Равнодушен
0
Комментарии (0)

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

© 2020 PressF Magazine.
All Rights Reserved.

Наверх